фоновое изображение я-папа

Честность - сущность отца

О том, почему не стоит врать детям и себе

… не все любят, когда рассказ, повесть, роман или что-то ещё начинается с многоточия. И всё же для меня это логичный и близкий приём: ведь думаем мы постоянно, непрерывно, а зафиксировать можем лишь дискретно, так уж устроен человеческий мир.

В этом эссе мне хотелось бы поговорить о честности. О ней в целом и применительно к отцам в частности.

Честность с одной стороны есть чисто субъективное убеждение, а с другой - открытость во вне. Нет первого - не будет и второго, но без второго первое не так важно.

Несколько дней назад книгу “Я - отец” прочитали мои родственники: до этого уже кто-то по другой линии крови знакомился с книгой. Как и у знакомых и не известных мне до людей повесть-рассуждение вызвала неоднозначную реакцию. В первую очередь из-за того, что в ней разглядели себя: как они это сделали - мне не ясно, так как все образы собирательные, но всё же. Недаром из 400 первых читателей (кто приобрёл или получил книгу в подарок) нашлись двое, которые в письмах рассказали мне схожие с теми, что в “я - отец”, истории.

Честность - не очень любима в нынешнем мире: мне очень хочется написать России, но, пообщавшись, в том числе совсем не давно - во время отпуска, с иностранцами запишу именно - в мире.

Да, люди ценят слово в бизнесе, им нравится, когда кто-то с экранов “рубит правду-матку”, но когда речь заходит об их нутре - тут всё далеко не всё так просто и радостно. Далеко не.

В позапрошлом году мне посчастливилось участвовать в краудфандинг проекте Е. Гришковца: “Шёпот сердца”, а этим летом - побывать на спектакле, в Питере. Сюжетная линия разворачивается не вокруг человека, а внутреннего органа - нашего главного мотора. И многие вопросы, что поднимает автор, как раз о том, что же внутри нас: буквально и переносно.

Так вот именно речь о “душе”, мыслях, нашем эго - далеко не в каждой позиции воспринимаются “на ура!”: скорее напротив - в штыки. Ведь это не просто зона комфорта, это нечто сакральное. И религия тут ни при чём: нагловатые американцы, улыбчивые итальянцы или застенчивые русские во многих ситуациях реагируют схожим образом.

С одной стороны - всё правильно, а вот по сути - не совсем: наше нутро - в какой-то степени есть неприкосновенность высшего порядка, но как только мы его излили в реку событий и оно раскрылось, расплескалось, забурлило, то сказать, что кто-то затронул то, что относится к табу, уже нельзя. Но часто этой разницы мы не проводим.

Вот и в моей первой книге о семейных ценностях много образов и каждый может разглядеть в них что-то личностное, принадлежащее якобы только конкретному субъекту в строго заданных темпоральных координатах. Но это не так. Скажу больше: важно осознать, что без тщательного изучения всего и вся не возможно глубокое, глубинное знание предмета.

Всё началось ещё в школе, в 7 классе: тогда перешёл в из одного заведения в другое, с более высоким статусом - гимназия. И попал в иной мир: вселенную знаний. В сравнении с уроками в предыдущей школе - здесь было очень трудно: несмотря на мою начитанность, любовь к математике с ранних лет и природную логику - был я в последних списках. Самым последним. Но уже через год, ценой неимоверных тренировок и бессонных ночей приблизился к тем, что в середине. А к 9 классу и вовсе вышел в отличники. Ботаником, правда, не был. Отличником стал.

И вот тогда, когда стал трудиться, по-другому и не скажешь, по 12, а иногда и 20 (да-да, я спал 240 минут) часов, чтобы выучить всё, что задано, пройдено, то стал очень критично относится к тем, кто учит “по верхам”: книги читает в сокращённом варианте, задачи “со звёздочкой” - пропускает, да и вообще старается облегчить свой жизненный путь. Именно тогда ко мне пришло осознание, что усложнение жизни - плохо, но упрощение - многим хуже. Человек отличается от большинства иных живых сущетсв Планеты как раз тем, что может строить, повторять и развивать сложные системы. И в первую очередь - себя самого.

Тогда же и определился с выбором основной профессии и предназначением, а ещё - дал слово никогда не врать по принципиальным вещам. Никогда. Да, это больно для кого-то, неприятно и мало когда ценится, но это так. Возможно, многие считают это моей основной ошибкой, но для меня это часть кредо бытия и бытийствования. Может ли Природа быть нечестной? Нет. Поэтому и в человеке это заложено даже не на генетическом, а атомарном уровне. Другое дело, что социальная плёнка неумело латает сие достоинство. Но это уже вопрос иного толка.

Итак, я стал говорить правду: учителям, одноклассникам, сверстникам на улицам, родителям, родственникам - всем. Не всегда это получалось делать беспристрастно и безэмоционально, скорее - напротив (я вообще воспитывался как гипер-чувственный ребёнок и победить это было ох как не просто: до сих пор атавизмы режут мой быт калёным железом). Но всё же в одном мне пришлось быть постоянным - оставаться честным.

До сих пор в моей жизни поступков, о которых сожалею, меньше, чем пальцев одной руки. Да, не без грешен, но честен. Сейчас тебе, читатель, покажется, что это - бахвальство ради себя самого. Любимого. На самом же деле ты и не представляешь, через какие муки, терзания, унижения даже’ мне приходилось пройти и преодолеть их же, чтобы отстоять справедливость. Об этом ещё расскажу, но сейчас хочу подвести к одному важному тезису: честным быть не выгодно. По современным канонам потребительства - абсолютно.

Но быть честным, особенно с детьми, нужно. Можно быть разным: уставшим, разбитым, весёлым, красивым, даже разъярённым, но, если быть честным с собой и с ними, то в самых тяжёлых случаях углы можно сгладить, а итоги привести к нужному знаменателю. Да, это не означает, что не нужно работать над собой и стараться жить по критериям, которые, например, описаны в тех же “7 навыков”, но без честности их реализация не возможна в принципе. В этом соль.

Да, мог бы в своей книге завуалировать образы и привести примеры только далёких мне людей. Но разве это было бы честным? Часть близких мне читателей упрекнула в том, что я мало поведал о себе: “не ангел же”. Да, это так. Только вот если брать в статике и определёнными вырезками. А в динамике объективные факторы говорят о сложном, но пути к свету, а не тьме. И да, расскажу об этом, раз уж публика просит, в следующей части. А пока - ещё несколько слов о достойном.

Достойно, на мой взгляд, если ребёнок через 20 лет после твоей смерти сможет вспомнить хотя бы с десяток светлых событий, где именно ты - главный герой.
Достойно, на мой взгляд, даже не обсуждать рождение ребёнка: обсуждать только то, что он должен появиться на свет и стать личностью.
Достойно, на мой взгляд, быть равным с ребёнком в походе, играх…, но не в воспитании, где нужно проявить то, что называется - опыт.
Достойно, на мой взгляд, когда ребёнок живёт лучше, чем жил ты в детстве, даже если сначала он, твой рожениц, не понимает и не ценит этого.
Достойно, на мой взгляд, научить ценить ребёнка то, чего не было у тебя и чего может когда-то не стать у него.
Достойно, на мой взгляд, знать, что всякий рождённый на Земле имеет право на слово, эмоцию, поэтому важно не замалчивание, а разговор.
Достойно, на мой взгляд, и то, что только отец может стать первым мужчиной для дитя, сделав тем самым возможным не только первое единение, но и разделение в его сознании -
два процесса, без которых нет полного познания мира.

Достойно на твой взгляд? Что же?

Теги: отец, честь, достоинство, отцы и дети, попов владимир

главная    vkontakte     статьи     рецензии   

Наверх